Logo

Рассылка ЛПР.  Подпишитесь на новости!

Ответы на популярные вопросы

Либертарианство

В. Что такое либертарианство?
О. Политическая философия, все положения которой выводятся из единого принципа — запрета на агрессивное насилие.

В. Либертарианцы — левые или правые?
О. Либертарианцы считают традиционную классификацию «левый — правый» архаичной и убедительно доказывают, что они намного лучше и тех, и других.

В. Но ведь говорят, что либертарианцы защищают капитализм и являются противниками социализма. Получается, что они всё-таки правые?
О. Либертарианцы защищают капитализм не потому, что им так приказали боги капитализма, а потому, что идея свободного рынка органично вытекает из принципа запрета на агрессивное насилие. По той же причине либертарианцы являются противниками социализма. При этом многие из них считают, что правые позволяют себе агрессивное насилие в области личных прав. Если либертарианцы и называют себя «правыми», то далеко не все и весьма редко.

В. Чем либертарианство отличается от минархизма и анархо-капитализма?
О. Минархизм и анархо-капитализм — это конкурирующие направления либертарианской мысли. Все либертарианцы считают, что государство должно быть как можно более скромным по своим размерам. Разница в том, что некоторые либертарианцы (именно, минархисты) считают, что оно должно быть очень маленьким, а другие (именно, анархо-капиталисты) считают, что его не должно быть вообще. Минархисты полагают, что суды, полиция и армия обязаны контролироваться государством, а анархо-капиталисты полагают, что даже функции этих институтов могут с успехом исполняться частными предприятиями.

В. И какая же политическая программа вытекает из запрета на агрессивное насилие?
О. Вытекают требования о минимальном вмешательстве государства в личную жизнь и экономическую деятельность граждан. В частности, либертарианцы настроены против социальной поддержки, а также за легализацию некоторых традиционно «сомнительных» видов бизнеса. Следует отнять у чиновников монополию на всё, с чем могут справиться предприниматели. А если они с чем-то и не смогут справиться, следует запретить чиновникам взимать с граждан налоги силой.

В. Добровольные налоги? Неужели не ясно, что их никто не будет платить?
О. Сейчас, возможно, Вам действительно сложно поверить, что Вы когда-нибудь захотите добровольно оплачивать государственные услуги. Однако услуги частных компаний Вы с удовольствием оплачиваете совершенно добровольно. Есть надежда, что когда государство станет решать узкий круг задач, оно будет справляться с этим настолько хорошо, что по эффективности не будет уступать частным компаниям. А значит, и с финансированием у него тоже не будет проблем, как и у всех, кто хорошо выполняет свою работу.

Социальная поддержка

В. Кто поможет бедным, если не государство?
О. Люди. Государство — это тоже люди, но они устроились так, что помогают бедным деньгами из чужих карманов (забирая часть себе, конечно). А частная благотворительность — это люди, которые помогают бедным собственными деньгами. Если Вы думаете, что бедным никто не поможет, то поинтересуйтесь историей private charity.

В. Я знаю про private charity, но мне всё равно кажется, что только государство может помочь бедным. Такое вот ощущение, понимаете?
О. Это ощущение легко объяснить. Государство забрало на себя функцию благодетеля. Оно не только справляется с ней хуже, но и даёт гражданам стимул полагать, будто их это уже не касается. Действительно, зачем дополнительно заниматься благотворительностью, если и так платишь налоги, которые на неё идут? Мы не удивимся, если когда-нибудь государство вообще монополизирует эту деятельность, и для простых граждан станет преступным занятием помогать бедным: они же могут неправильно помочь!

В. Как можно жить при отсутствии бесплатной медицины?
О. Спросите у Вашего доктора, бесплатны ли его услуги, оказанные Вам. (Hint: спрашивайте после приёма, чтобы не рисковать лишний раз здоровьем.) Возможно, Вы удивитесь, узнав, что бесплатной медицины не бывает. Оплата врачебных услуг через посредника-государство не делает медицину бесплатной. Даже наоборот, такой механизм оплаты увеличивает её стоимость (как всегда и происходит при наличии посредника) и снижает её качество (это подтверждает история).

В. Как можно жить без обязательного государственного школьного образования?
О. Обязательное государственное школьное образование — сравнительно недавнее изобретение. До его появления дети учились дома, а также в частных или, скажем, в воскресных школах, и были не дурее нас с вами.

В. Но ведь в школе не только учёба, но и социализация; разве можно запирать детей дома или доверять такое дело частникам?
О. Сейчас «такое дело» состоит лишь в том, что в государственной школе детей оставляют наедине с тем сообществом, которое они сами себе устроят. Дети очень жестоки друг с другом, поэтому то, что у них получается в качестве «социума», напоминает скорее тюрьму, нежели клубы по интересам. Чиновников это устраивает, потому что так из детей получаются хорошие конформисты. Но всегда существовала (и существует) масса способов общаться и вне школы. Наконец, именно родителям, а не министрам, следует решать вопрос о том, как будет проходить воспитание ребёнка.

В. Вы отказываете детям в праве на образование? А работягам — в праве на труд?
О. Да, либертарианцы не признают «прав» такого рода. Подобные права называются позитивными, а либертарианцам по душе негативные права (см. раздел «Терминология», внизу).

В. Сейчас всё делают не так! Вы знаете, какое социальное обеспечение в Европе?
О. В Европе функционирует огромная финансовая пирамида, принцип работы которой основан на предположении, что молодые и работящие будут вливать в неё больше денег, чем будет расходоваться на социалку. Средняя продолжительность жизни европейцев растёт, а доля молодых и работящих падает; в результате исходное предположение оказывается ложным. Через несколько десятков лет всё рухнет, но ни один политик не готов это публично признать. Ведь его электорат и по сей день продолжает платить налоги, за которые ему были обещаны крепкая медицинская страховка и жирный пенсионный счёт... а часть электората уже и сейчас выходит на эту долгожданную пенсию. Короче говоря, мы знаем, какое социальное обеспечение в Европе. Проще всего оно описывается словами «снежный ком» и «неизбежная катастрофа».

В. Разве можно так охаивать такую хорошую идею, как социализм?
О. Оглянитесь на XX век. Самыми социалистическими государствами были СССР и нацистская Германия. Нам кажется, что действительно хорошие идеи обычно приводят к другим результатам.

Оружие

В. Если либертарианцы разрешат свободно носить оружие, то все всех перестреляют, разве нет?
О. История показывает, что нет. Напротив, до укрепления государств в том виде, в котором они есть сейчас, свободное ношение оружия свободными людьми было скорее правилом, а не исключением. И ничего, даже на Диком Западе не все друг друга перестреляли. Но и в наши дни преступность ниже там, где оружие можно приобретать легально и с минимальными ограничениями.

В. Как может преступность стать ниже просто от легализации огнестрела? Как я могу выиграть от этого, если я всё равно не умею стрелять, не хочу учиться, и вообще не буду его с собой носить или держать дома?
О. Во-первых, злоумышленник, вообще говоря, заранее не будет знать, есть ли у Вас с собой оружие, — а сейчас он почти не сомневается, что у Вас его нет. Уже за счёт этого снизится риск стать жертвой насилия на улице. Во-вторых, даже если у Вас не будет оружия, у какого-нибудь Вашего соседа, очень вероятно, оно будет. Уже за счёт этого снизится риск стать жертвой насилия у себя дома.

В. Всё равно, у кого-то появится пистолет, а у кого-то его как не было, так и не будет. Разве это справедливо?
О. А при чём здесь либертарианцы? Ситуация и сейчас точно такая же, и даже намного хуже. Преступники всё равно без особых проблем достают себе огнестрельное оружие. А законопослушные граждане оказываются беззащитны — и именно потому, что стараются быть законопослушными. Разве это справедливо?

Копирайт

В. Либертарианцы защищают капитализм, почему же они не защищают копирайт?
О. На самом деле некоторая малая часть либертарианцев защищает некоторую малую часть копирайта. В целом позиция по этому вопросу такова: нет ничего плохого в добровольном заключении договора между создателем контента (или программного обеспечения) и пользователем — но нет ничего хорошего в государственном регулировании этого сектора рынка. А копирайт в основном представляет из себя, к сожалению, не первое, а последнее.

В. На что будут жить разработчики, если пользователи не будут платить им за программы?
О. Спросите об этом у разработчиков из компании Google или у авторов многих других программ, которыми бесплатно пользуются миллионы людей по всему миру.

В. На что будут жить творческие люди, если поклонники не будут платить им за искусство?
О. История показывает, что те из них, кто хотели быть богатыми, — становились богатыми, даже не будучи звёздами первой величины. А современные технологии очень многим позволяют явить миру свой талант. Но реальность такова, что творческих людей сейчас, как и раньше, деньги заботят не в первую очередь.

В. Это правда, что многие хакеры — либертарианцы, потому что они не любят копирайт?
О. Не совсем. Но когда репортёр или политик говорит, что 5% людей имеют 50% мировых богатств, многие хакеры (это синоним слова «хороший программист») не закатывают глаза с криком «Несправедливо!», а удивляются: «Почему так мало?». 5% лучших программистов, скорее всего, пишут 99% хорошего кода. По той же причине либертарианцами являются многие другие профессионалы в своём деле.

Терминология

В. Что такое «laissez-faire»?
О. Это французское выражение, в буквальном переводе означает что-то вроде «пусть делают». Нередко используется для ёмкого описания политики невмешательства государства в добровольные бизнес-отношения.

В. Что за ругательство — «этатист»?
О. Это тоже французское, от слова État, что означает «государство». Этатист — человек, слепо верящий в то, что государство способно решить если не все его, человека, проблемы, то, по крайней мере, огромную их долю. (Иногда ещё говорят «статист», но это слово имеет в русском языке и другие значения, так что здесь может возникнуть двусмысленность.)

В. Чем отличаются «позитивные права» от «негативных»?
О. «Право на жизнь» — это позитивное право. «Запрет на убийство» — это негативное право. Такая классификация прав иллюстрирует различие между принципами «всё, что не разрешено, то запрещено» и «всё, что не запрещено, то разрешено». Либертарианцы, как правило, придерживаются второго принципа.

В. Чем либертарианство отличается от объективизма?
О. Объективизм — это «полный философский комплект», включающий в себя метафизику, онтологию, эпистемологию и прочие интересные вещи, которым место скорее в университетах, чем на площадях. Объективизм не тождествен либертарианству, однако оказал большое влияние на формирование последнего.


Large Visitor Map